Личный кабинет

Российская экономика: ключевые драйверы IV квартала

0
Избранное
Поделиться

Оцениваем факторы и риски отечественной экономики на ближайшие месяцы.

Устойчивость отечественной экономики в силу своего сырьевого экспортного характера завязана как на глобальных трендах товарного рынка и тенденциях движения международного капитала, так и на внутрироссийских реалиях. Доминирующим фактором тревоги по-прежнему выступает коронавирус.

Выделим драйверы внешней и внутренней среды, спрогнозируем траекторию макропоказателей России до конца года. Оценить эффективность прогноза на III квартал можно в предыдущем материале.

Внешняя среда

В III квартале 2021 г. ожидаемо стали проявляться сигналы к замедлению глобальных экономик. Исчерпание отложенного на время жестких ограничений спроса при сохранении высокой инфляции сказывается на падении темпов роста макропоказателей национальных экономик. Китай на протяжении полугодия демонстрирует ежемесячное затухание деловой и потребительской активности, забуксовало восстановление и в Штатах.

Российская экономика не стала исключением: если по II кварталу наблюдали исторический подъем ВВП на 10,5% в годовом исчислении, то по оценкам на III квартал показатель может снизиться и под 4%, а в IV периоде темпы могут сократиться еще больше. Тем не менее годовой результат окажется относительно сильным: темп роста ВВП в 2021 г. может составить до 4,5%.

В уходящем III квартале 2021 г. благоприятная конъюнктура сырьевых площадок сохранялась. Нефть Brent после коррекции под $70 к концу сентября вернулась на максимумы года, а котировки газа не прекращают штурмовать исторические вершины, подбираясь на региональных хабах к $1000 за тысячу кубов.

Энергетическое ралли и восстановление объемов мирового трафика ресурсов обеспечили России рекордный за всю историю наблюдений профицит торгового баланса страны — сальдо международной торговли за июль составило $23,2 млрд. На фоне ожидаемого охлаждения мировых рынков до конца года, вероятно, такие пиковые страновые макропоказатели останутся в истории.

На IV квартал взгляд по товарным рынкам осторожный. Сейчас котировки Brent поддерживает фактор сложных погодных условий в Мексиканском заливе и оптимизм отраслевых энергетических агентств по темпам сырьевого спроса. Спекулятивные волны в какой-то момент могут подбрасывать Brent даже к $80. Но этот сценарий не учитывает риски строительного сектора Поднебесной и сворачивания монетарных циклов глобальных центробанков.

Уже сейчас можно наблюдать развитие коррекции в промышленных металлах от своих пиковых значений мая–июня. Цены ряда товарных позиций вообще уже вернулись на допандемические уровни. Дефляция цен на фоне закономерного затухания мировых экономик видится неизбежной.


Если российская экономика в первом полугодии испытывала прилив сил и на фоне сохраняющихся глобальных стимулирующих монетарных трендов — околонулевое фондирование на Западе при относительно высоких внутренних ставках обеспечивало повышенную инвестиционную привлекательность отечественных рисковых финансовых инструментов — то сейчас все больше сигналов к развороту монетарных курсов международных регуляторов.

Объективно, финансовые власти стран мира не справились с инфляцией. Сказались неподвластные факторы быстро восстановившегося спроса и проблемы на производстве и транспорте в силу эпидемиологических ограничений.

Южная Корея — пока первая из развитых экономик, кто решился в августе на подъем ключевой ставки. По итогам заседания ФРС США 22 сентября, укрепились ожидания скорейшего секвестра QE, а оценки подъема ставки сместились с 2023 г. на 2022 г. ЕЦБ уже высказался за достаточность и более умеренных темпов выкупа бумаг.

Сокращение стимулирующей функции центробанков неминуемо приведет и к росту ожиданий подъема ставок. Ужесточение ДКП в других странах способно умерить аппетит к российским инструментам за счет сужения спреда процентных ставок. О значительных потрясениях для России речи не идет, поскольку ЦБ РФ уже предпринял упреждающие шаги, взвинтив ставку к 6,75% годовых.

В рамках IV квартала, видится, что все большее число мировых ЦБ обострит риторику по поводу целесообразности сохранения мягких монетарных курсов. Траектория финансового рынка и темпов монетарно-фискального стимулирования имеет прямую корреляцию.

Российский развивающийся рынок, обладающий очень высокой зависимостью от динамики мировых рынков рискового капитала, вряд ли останется в стороне глобальных монетарных трендов.


Россия находится в рамках перманентного геополитического давления. Просто фактор ограничений страны извне то проявляется, то затухает — отсюда и вспышки волатильности нерыночного порядка. Данная проблематика ранее поднималась в отдельной статье.

В III квартале на геополитической арене было достаточно тихо. В курсе рубля не диагностировалось наличие риск-премии. Национальная валюта на текущий момент отражает глобальные рыночные тренды, стоимость денег в экономике и сильную внешнеторговую позицию страны, курсируя немногим выше 72,5 за доллар США с прицелом к концу года на 70. Помешать рублю с укреплением могут внешние силы.

Однако есть и негативные сигналы от западных парламентариев, озадаченных ростом цен на газ, оказывающим негативное влияние на инфляцию в энергозависимых странах. Тем не менее маловероятно, что международные партнеры смогут законно увязать ралли котировок голубого топлива в мире с действиями Газпрома.

Появилась информация и о желании законодателей Штатов ужесточить ограничения на суверенный долг России. Инициативы могут и не получить ход, но негативная реакция в индексе гособлигаций RGBI уже отмечена.

В моменты обострений межстрановых отношений растет риск-премия к отечественным активам, но как правило, участники биржевого процесса достаточно быстро адаптируются и переключаются на фундаментальные факторы курсообразования активов.

Внутренняя среда

Объективное замедление экономики после всплеска оптимизма I полугодия отражено в макропоказателях деловой активности и потребительской уверенности за последние месяцы.

В III квартале индексы менеджеров по закупкам (PMI), показывающие сентимент как в промышленности, так и сфере услуг, снизились. Уже к августу индикаторы экономического здоровья ушли под планку в 50 п., отделяющую падение от расширения деловой активности в стране. Композитный PMI по итогам августа впервые в 2021 г. ушел под сигнальный уровень.

Снижение заказов, объема производства и инфляция цен пока сдерживают промышленный потенциал, но к концу года ситуация способна несколько выправиться. По крайней мере на фронте ценового давления может наступить разрядка, что поспособствует возвращению PMI к 50 п.


По части ценового давления в экономике все еще остается некоторая неопределенность. Сезонная инфляция преподнесла неприятные сюрпризы и Центробанк в очередной раз поднял ставку.

Однако уже в самое ближайшее время ожидается затухание проинфляционных факторов и смягчение риторики регулятора. В крайнем случае допускаем повышение ставки к 7% с последующим ее снижением в 2022 г.


На фронте борьбы с пандемией не просматривается устойчивого снижения заболеваемости. Видимо, темпы программы вакцинации недостаточны, социальная ответственность снижена, а вирус продолжает мутировать. Официальные сводки по-прежнему неутешительны.

Эпидемиологический фактор оказывает непосредственное влияние как на сферу здравоохранения, так и рынок труда. Несмотря на значительную адаптацию граждан и компаний, необходимость господдержки населения сохраняется.

Тем не менее кривая уровня безработицы в соответствии с нашими июньскими прогнозами на конец III квартала ушла под уровень в 5%. Актуальные метрики за июль показали и вовсе 4,5%. Таким образом, индикатор вернулся на допандемический уровень.

Дефицит рабочей силы и недостаточная производственная эффективность позволяют рассчитывать на сохранение положительного тренда по занятости. Именно ограничения с привлечением иностранных граждан будут способствовать закрытию года на уровне безработицы даже ниже 4,5%.


БКС
Мир инвестиций

0
Избранное
Поделиться
Котировки
Купить другие инструменты