Личный кабинет

Российская экономика: ключевые драйверы III квартала

0
Избранное
Поделиться

Оцениваем факторы и риски отечественной экономики на ближайшие три месяца.

Макроэкономическая ситуация в стране завязана на факторах внешней среды и внутрироссийских особенностях потребительской и предпринимательской активности.

В рамках данного исследования оценим перспективы национальной экономики на III квартал, а также проведем ревизию оценки за II квартал на предмет отклонения фактических результатов от прогнозных значений.

Внешняя среда

В уходящем квартале международная внешнеторговая обстановка благоприятствовала отечественной экономике. По предварительным расчетам, квартальный ВВП России действительно способен зафиксировать прирост в 6%, что и было отмечено в прошлом материале. Не исключено, что и годовой темп роста достигнет 4%, значительно превзойдя отдельные мрачные прогнозы. Но в грядущем периоде возможно замедление.

Положительная конъюнктура сырьевых площадок сохранилась, невзирая на критическое ухудшение эпидемиологической обстановки в ряде ведущих экономик АТР–потребителях энергоносителей. Сказался фактор квотирования членов ОПЕК+, что в конечном счете сыграло на руку именно экспортерам ресурсов. Более выраженная волатильность рынка металлов, тем не менее, не смогла перечеркнуть положительный квартальный результат.

Фьючерсные контракты на нефть обновили двухлетние максимумы, приблизившись к $75 за Brent. А средняя цена контрактов на нефть по итогам II квартала окажется вблизи $68 за баррель марки Brent, что почти на 50% выше минимума, требуемого для комфортного сведения российского бюджета. Котировки газа обновляют многолетние максимумы, приблизившись к $370 за тыс. кубов.

Подъем цен и расширение объемов трафика энергоносителей, как и ожидалось, обеспечили устойчивую динамику показателей внешней торговли страны, а значит, и национальной валюты. За последние 3 месяца рубль окреп более чем на 5%, конечно, не без участия геополитического фактора, снизившего свое пагубное влияние на курс. Санкционный драйвер раскроем чуть ниже.

Ожидания по сырью

В III квартале вероятно торможение роста commodities. Факторами спада активности могут стать как технические моменты перегретости биржевых инструментов, так и фундаментальные причины.

Активизация переговорного процесса по иранской ядерной проблематике способна ускорить возвращение исламского государства на рынок нефти.

Понятна озабоченность Китая, выступающего крупнейшим импортером сырьевых товаров, касательно неудержимого роста цен. Регулятор Поднебесной предпринимает усилия по сдерживанию пузыря товарных рынков. Возможные меры — ослабление экологических ограничений на производстве, раскупорка запасов, дальнейшее повышение резервных требований к финансовым институтам.

Нельзя снимать со счетов и вероятность затухания раздутых инфляционных ожиданий, либо же встречное давление монетарных циклов, когда на битву с ростом общего уровня цен в экономиках все же выйдут финансовые власти, вооруженные ставками.

Тем не менее, даже нисходящее движение котировок сырья не поставит под сомнение устойчивость макропоказателей страны, поскольку на стабильность будет оказывать влияние инерция товарных рынков первых двух кварталов, а среднегодовая стоимость барреля, вероятно, сохранится выше $60 по Brent.


Во II квартале резкого расширения волатильности рынков так и не произошло, хотя майская общемировая неопределенность, вызванная скачком инфляции, оказывала влияние и на настроения российских участников. Инфляционный шок реализовался, но пока не привел к продолжительному воздействию на сентимент инвесторов.

Ведущие центробанки смогли убедить рынок в скоротечности скачка общего уровня цен в экономиках, поддерживая и далее стоимость фондирования на околонулевом уровне. Как результат — доходности глобальных долговых площадок пошли вниз, а мировой рынок акций переписал исторические максимумы.

Монетарные ожидания

Взгляд на III квартал лишен бурного оптимизма. 16 июня Федрезерв обозначил условия для начала консультаций по замедлению темпа выкупа долговых инструментов в рамках программы количественного смягчения (QE). Возможно, что обсуждения начнутся уже в конце июля.

Вместе с тем сместились и ожидания участников рынка в сторону двухтактового повышения ставки Федрезерва до 2023 г., причем срок может быть скорректирован в зависимости от динамики макроэкономических факторов.

Уже сами ожидания затухания стимулирующей функции государства способны снизить аппетит к рисковым активам, повысив рыночную неопределенность, а вместе с ней и биржевую волатильность. Развивающиеся площадки ввиду своей повышенной чувствительности рискуют лишиться значительной доли внимания покупателей.

Здесь важным моментом является превентивный ход монетарных властей развивающихся экономик. Например, в России на протяжении всего квартала стоимость фондирования Центробанка следовала за кривой инфляции, что уже создало определенный демпфер с точки зрения дифференциала процентных ставок.


Санкционные риски
отчасти реализовались: США воплотили угрозы введения ограничительных мер против суверенного долга, но не в том масштабе, чтобы оказать критическое влияние на устойчивость финансовых рынков страны. Более того, инициативы против России не были поддержаны Европой.

В итоге национальная валюта и долговой рынок стабилизировались, а индекс широкого рынка акций смог обновить исторические пики, схлопнув накопленный дисконт к глобальным бенчмаркам акций. Оценки скоротечной слабости российского рубля оправдались. Курс USD/RUB к концу II квартала опустился к 72,5.

Геополитические ожидания

А вот оценки геополитической среды — неблагодарное дело. Перманентное затишье способно смениться обострением как на фоне внутрироссийской повестки, так и в рамках борьбы национальных экономик за рынки сбыта.

Результатом эскалации, как правило, служит резкий скачок изменчивости отечественных финансовых активов. Правда, давление извне в последнее время носит ограниченное влияние, а времени на адаптацию инвесторов затрачивается все меньше.

К саммиту 16 июня национальная валюта подошла на максимумах года. По факту события закономерно было ожидать фиксации с последующим контролируемым ослаблением рубля. При этом санкционная премия может расшириться лишь в случае очередной эскалации.

Сохранение спокойного геополитического фона оставляет за рублем среднесрочный потенциал восстановления в область 70 за доллар США, а возможное негативное влияние рыночных факторов курсообразования нацвалюты пока будет ограничено районом 74.


Внутренняя повестка

Основные направления оценки — потребительская уверенность граждан и активность промышленного сектора экономики. Центробанк отмечает рост спроса как внутри страны, так и на внешней орбите, что поддерживает восстановление национального производства.

Росстат пересчитал ВВП и уже улучшил оценки по I кварталу до минус 0,7%, хотя квартал назад звучали метрики до 3% снижения. За ним проследовали и глобальные институты: несколько дней назад Fitch поднял годовой таргет макропоказателя к 3,7%.

А факторами как раз послужили — бурный внутренний спрос, поддерживаемый адаптацией к ограничениям пандемии, при непосредственном положительном влиянии вакцинации; рост производства в сырьевом секторе и пресловутый эффект низкой базы прошлого кризисного года.

Надежды на стабилизацию

При наличии, по сути, положительных экономических трендов, дисбаланс спроса и предложения сохраняется, что приводит к ускорению инфляционных ожиданий и пока к отсутствию разворота кривой общего уровня цен в экономике. А это залог роста стоимости фондирования. Ранее ожидания все-таки сводились к истощению проинфляционных факторов — но не случилось.

Текущая ставка ЦБ РФ — 5,5%. Потенциал для маневра вверх сохраняется, пока не будет диагностировано затухание инфляционных ожиданий в стране. Вероятность прохождения пика цен в III периоде повышена, а это значит, что после очередного подъема ключевой ставки регулятор может взять паузу.

Пока же рост стоимости кредитных ресурсов поддерживает банковские вклады выше 5% годовых, сдерживая при этом восстановление цен отечественных гособлигаций.


Ситуация на рынке труда
 улучшается. Майские официальные значения уровня безработицы будут в конце июня, однако тренд очевиден. Помешать возвращению показателей занятости на допандемические уровни может ухудшение эпидемиологического фона в конце II квартала, отмечаемое в большинстве регионов страны.

Тем не менее непрерывные производства продолжат работать, а низкая доля сервисного сектора в ВВП страны — всего 54% в сравнении со среднеевропейским показателем около 70% — позволяет рассчитывать на ограниченное влияние возможных заградительных мер на рынок труда.


Фондовый рынок, выступающий лакмусовой бумагой здоровья экономики, во II квартале продолжил рост, следуя как за глобальными внешнеэкономическими трендами, так и отыгрывая геополитическое потепление. Видение по рынку на III квартал осторожное ввиду обозначенных рисков и опережающей природы биржевых индикаторов.

БКС Мир инвестиций

0
Избранное
Поделиться
Котировки
Купить другие инструменты