Личный кабинет

Сдержал ли Дональд Трамп свои обещания?

0
Избранное
Поделиться

8 ноября 2016 г. в США прошли выборы, в результате которых 45-м президентом страны стал Дональд Трамп. Инаугурация президента состоялась в январе 2017 г., после чего Трамп начал реализовывать свою программу.

Нынешний президент США известен своей эксцентричностью. Его твиты не раз раскачивали рынки. Однако несмотря на популистские лозунги, экономическую программу Трампа можно назвать достаточно сильной, а на рынке акций США долгое время наблюдалось «трампоралли».

Со времен прихода Трампа к власти прошло почти 2 года. Данный обзор посвящен тому, насколько 45-й президент США сдержал свои обещания и как это отразилось на экономике и финансовых активах.

Бюджетно-налоговая политика

Программа Трампа предполагала масштабное фискальное стимулирование, что вполне укладывается в концепцию возрождения экономической мощи США и создания рабочих мест в стране.

1) Налоги. Один из ключевых пунктов предвыборной программы Трампа. В этом плане все реализовалось. В 2018 г. вступила в силу налоговая реформа. Ставка налога на прибыль юридических лиц была снижена с 35 до 21%. Был введен единовременный налог на репатриацию «зарубежного кэша» по льготной ставке 15,5% — для наличных средств, 8% — для безналичных (вместо 35%). Для юридических лиц были введены налоговые вычеты на капитальные затраты. Были снижены налоги для семи групп физических лиц. В 2018 г. налоговая реформа может обойтись бюджету США в $1,5 трлн.

Репатриация «зарубежного кэша» подстегнула программы buyback в США. В 2018 г. объем байбеков может составить рекордные $1 трлн. Согласно оценкам Goldman Sachs на конец 2018 г., компании из индекса S&P 500 держали $920 млрд «кэша» на зарубежных счетах. Предполагалось, что из них может быть репатриировано около $250 млрд. В лидерах по «оффшорному кэшу» оказались компании секторов высоких технологий и здравоохранения. При этом большая часть байбеков в этом году пришлась на несколько корпораций, включая Apple, Cisco, Gilead Sciences.

Читайте также «Механика байбэков. Как в США компании скупают сами себя»


2) Инфраструктурные расходы.
Это обещание пока не выполнено. Программа была представлена в начале года и пока не прошла через Конгресс. Речь идет о субсидиях и т.п. для локальных органов в размере $200 млрд, рассчитанных на 10 лет. Как результат, у штатов появится стимул для привлечения дополнительных средств от частных структур на улучшение дорог, аэропортов, водных систем и пр. Предполагается, что объем частных и региональных инвестиций в инфраструктуру в итоге может составить порядка $1,5 трлн. Идея встретила критику и со стороны демократов, и со стороны республиканцев. Последние не довольны планируемыми масштабными расходами. После промежуточных выборов в Конгресс политический раскол в США усилился, и Трампу будет сложнее продвигать фискальные инициативы.

Кредитно-денежная политика

В преддверии выборов Дональд Трамп критиковал политику ФРС. По мнению будущего президента, сверхнизкие процентные ставки способствуют формированию рыночных пузырей. Трамп обещал найти замену Джанет Йеллен по истечении срока ее полномочий на посту главы Федрезерва. Так и произошло в начале 2018 г.

На смену Йеллен пришел Джером Пауэлл, который активизировался в плане монетарного ужесточения. Этому способствовал подъем экономики США в I полугодии на фоне эффекта налоговой реформы. Предполагается, что в этом году ключевая ставка будет повышена 4 раза, до 2,25-2,5%. Три этапа уже материализовалось. Дальнейшие перспективы под вопросом, ибо на финансовые рынки пришла коррекция, а глобальная экономика столкнулась с рисками замедления. Примечательно, что теперь Трамп критикует Пауэлла — на этот раз за повышение ставок.

Внешняя политика

Дональд Трамп настроен по-протекционистски и уже подвергся критике со стороны американского бизнеса. Весной под ударом оказались ведущие страны мира, включая ЕС, Канаду и Мексику. Были введены тарифы на импорт стали и алюминия, появились угрозы пошлин на ввоз автомобилей. Последовали ответные меры. Сейчас большая часть разногласий урегулирована. Однако осталась ключевая проблема — торговые противоречия с КНР.

1) США и Китай. Трамп обвиняет Поднебесную в краже интеллектуальной собственности и рабочих мест, в том числе и за счет манипулирования курсом юаня. Ослабление китайской валюты стимулировало экспорт из Китая в Штаты. Более дешевая рабочая сила перенаправила производственные процессы ряда технологичных корпораций в КНР.

В преддверии выборов Трамп угрожал ввести 45% тариф на импорт китайской продукции. Процесс стартовал, хотя и не в полном объеме. 24 сентября были введены новые 10%-ные пошлины на импорт $200 млрд товаров из Китая, помимо ранее введенных $50 млрд. 25% уровня пошлины достигнут к концу года, что по словам чиновника из администрации президента США позволит американским компаниям скорректировать за это время свои цепочки поставок.

Министерство торговли КНР ввело ответные пошлины на товары американского экспорта объемом $60 млрд в год в те же сроки — с 24 сентября. Как говорится в заявлении, пошлины США стали новым фактором неопределенности для китайско-американских переговоров. Ранее Трамп угрожал, что в случае ответных мер Белый дом «немедленно перейдет к третьему этапу — введению пошлин на дополнительный импорт стоимостью около $267 млрд». Совокупно в 2017 г. импорт китайских товаров в Штаты составил около $505 млрд. Так что в теории поду грозой может оказаться вся сумма.

Таким образом, формально риски торговых войн возросли. При этом, на мой взгляд, вероятность достижения некоторого компромисса между странами достаточно высока. Возможности Китая отвечать на американский протекционизм ограничены, поскольку импорт китайской продукции в Штаты превышает стоимость американских товаров, закупаемых Китаем, более чем в 2 раза.

На «зарубежные» рынки приходится около 40% выручки компаний индекса S&P 500. При этом на китайскую выручку приходится около 4%. Представители американского бизнеса неоднократно высказывали об угрозе, исходящей от протекционизма Трампа. Под наибольшим ударом может оказаться сектор высоких технологий (58% выручки за пределами Штатов). Новые пошлины затрагивают китайские электронные устройства, микросхемы и сетевое оборудование.


Дональд Трамп и председатель КНР Си Цзиньпин должны встретиться в субботу, 1 декабря — в ходе саммита G20. Президент США завил, что вряд ли планы по увеличению тарифов на импорт $200 млрд китайской продукции с 1 января до 25% будут пересмотрены. Экономический советник Ларри Кадлоу сказал, что встреча дает возможность «перевернуть страницу» в торговой войне, при этом выразив скептицизм относительно ее исхода. Судя по всему, Китай вполне может пойти на уступки, даже если и не на этот раз.

2) Пересмотр НАФТА. В конце сентября Канада, США и Мексика сообщили о новом, модернизированном торговом соглашении: USMCA (the United States — Mexico — Canada Agreement). Соглашение пришло на смену НАФТА и способно усилить позиции Штатов в случае развертывания торговых войн с Китаем.

3) Миграционная политика. Первоначальная позиция Трампа была жесткой — построить стену на границе с Мексикой. Твиты президента США в моменте обрушили мексиканский песо. В последнее время Трамп об этой идее не вспоминает.

4) Взаимоотношения с Россией. В предвыборной программе речь шла о налаживании отношений с РФ. По факту, санкционные риски лишь возросли.

Отдельные индустрии

Дональд Трамп выступал за дерегулирование ряда индустрий.

1) Банковская индустрия. Трамп обещал отменить часть закона Додда-Франка и в целом снизить регуляторную нагрузку на финучреждения.
Закон Додда-Франка был принят в 2010 г. в ответ на кризис 2008 г. — в целях снижения рисков американской финансовой системы. Центральное место в новой системе регулирования отведено Совету по надзору за финансовой стабильностью. Совет вправе требовать увеличения капитала и ликвидности, совершенствования системы управления рисками, а также ограничить рост крупных финансовых институтов, если это создаёт угрозу финансовой системе.

В мае 2018 г. был одобрен новый закон, который отменяет некоторые статьи закона Додда-Франка. Были сняты ограничения на проведение определенных операций, в отношении малых и средних финансовых учреждений. Новый закон повысил с $50 млрд до $250 млрд порог объема активов, при котором банки считаются системно значимыми и подлежат более строгому надзору. Также были упрощены правила кредитования для банков, чьи активы не превышают $10 млрд.

2) Нефтегазовая индустрия. Дональд Трамп выступал за нефтегазовый ренессанс в США. Еще в начале полномочий президент США распорядился возобновить строительство нефтепроводов Dakota Access Pipeline и Keystone XL. Оба проекта были заморожены при президенте Обаме по экологическим соображениям. Помимо этого, Трамп подписал указ под названием «Энергетическая независимость». Документ снимает ограничения на добычу нефти и природного газа в Штатах, а также разрешает разрабатывать угольные месторождения на федеральных территориях.

Добыча черного золота в США с 2016 г. неуклонно растет. При этом в последнее время американский президент призывал Саудовскую Аравию нарастить добычу и обрушить нефтяные котировки. Призывы или совпадение? Однако нефть активно корректируется. Brent ушла ниже $60, с начала года падение превысило 10%. Американская WTI просела еще больше. Трамп доволен произошедшим, по его мнению, это позитив для экономики Штатов.


3) Здравоохранение.
Дональд Трамп намерен упразднить систему обязательного медицинского страхования Obamacare, принятую при Бараке Обаме. В 2018 г. вступил в силу закон, который отменяет норму об обязательном штрафе для тех американских граждан, которые отказываются самостоятельно обеспечивать себя медицинской страховкой. Это ключевое положение Obamacare и важный шаг к отмене системы в целом. Однако дальнейших действий не последовало. Даже по оценке консервативно настроенных аналитиков Белого дома, в течение 10 лет страховок лишились бы 26 млн американцев.

Помимо этого, Дональд Трамп ранее критиковал завышенные цены на некоторые препараты. Под угрозой оказались их производители — биотехнологичные компании. Сейчас Трамп обходит эту тему стороной, серьезных фактических мер не последовало.

Экономическая ситуация

Налоговая реформа Трампа и улучшение мировой экономики подстегнули ВВП США в первом полугодии. В I квартале показатель вырос на 4,2% (кв/кв), во II — на 3,5%. Однако пиковые значения в рамках прироста могли быть пройдены. Согласно оценкам ФРБ Атланты, известному наиболее оперативными прогнозами в рамках сервиса GDPNow, в III квартале ВВП мог вырасти «лишь» на 2,6%, что, впрочем, вполне вписывается в концепцию данного бизнес-цикла.

Падение цен на нефть может негативно сказаться на капитальных расходах компаний нефтегазовой индустрии и их буровой активности. Это способно оказать давление на ВВП США. Хотя потребительские расходы могут выиграть от снижения цен на бензин, общий эффект может быть отрицателен.

Потребительские расходы в Штатах последовательно растут, а индекс доверия потребителей Университета Мичигана находится невдалеке от максимума за декаду.

В промышленности дела идут с переменным успехом. Промышленный ISM (индекс деловой активности) в августе достиг максимума с 2004 г., 61 пункт. В дальнейшем произошла просадка. В октябре PMI опустился до минимального значения за шесть месяцев, 57,7 пункта.

Принимая решения, ФРС ориентируется прежде всего на рынок труда и инфляцию. Согласно официальным данным за октябрь, занятость в несельскохозяйственном секторе (non-farm payrolls) выросла на 250 тыс. Уровень безработицы находится на минимуме за 49 лет — 3,7%, что ниже так называемого «уровня полной занятости» (NAIRU, 4,5%). Необходимо понимать, что столь низкий уровень безработицы отчасти вызван статистическим эффектом. За последние 10 лет доля экономически активного населения сократилась с 66% до 62,9%.

Инфляция находится в районе 2% целевого ориентира ФРС, согласно ценовым индексам потребительских расходов (PCE Price Indices). В октябре потребительская инфляция в Штатах составила 2,5% годовых, при этом летние максимумы находились на уровне +2,9%. Средняя заработная плата в годовом исчислении прибавила 3,1% после 2,8% месяцем ранее. При этом, согласно сегменту защищенных от инфляции облигаций, в ближайшую пятилетку среднегодовая инфляция может составить менее 2%. Инфляционные ожидания скорректировались вслед за нефтью.

Рост ставок ФРС привел к росту рыночных процентных ставок. В частности, ставка по 30-летней ипотеке с начала года выросла с 4,2% до 5,1%. Рынок недвижимости отреагировал на это в негативном формате, что нашло отражение в данных по продажам новостроек, домов на вторичном рынке и прочей статистике. За последние пару недель показатель немного снизился на фоне коррекции в доходностях Treasuries.

Внешняя торговля США носит преимущественно импортоориентированный характер. Это хорошо видно на графике торгового баланса, который отрицателен уже более 30 лет подряд. Фактически это компенсируется притоком финансового капитала. Ситуация насторожила Дональда Трампа, который обвиняет ведущие страны в несправедливых условиях торговли, которые «крадут» у Америки рабочие места. Действительно, ряд товаров, включая американские автомобили и iPhone, производятся за пределами Штатов, а потом ввозятся туда. Помимо этого, Трамп обвиняет Китай в манипулировании валютным курсом, то есть намеренной девальвации юаня. Отсюда — протекционизм президента США и возросшие риски торговых войн.

Есть еще один долгосрочный риск. Финансовый кризис 2008 г. потребовал увеличения госрасходов, а значит и увеличения долга. С приходом власти Трампа ситуация не изменилась. Соотношение госдолга и ВВП США в 2017 г. составило 105,4% по сравнению с 67,7% в 2008 г. Это является четвертой позицией в рамках списка G20. На первом месте — Япония с 253%, сконцентрированными преимущественно на балансе внутренних инвесторов. В 2018 г. общий объем госдолга Штатов превысил $21 трлн. Соотношение дефицита бюджета и ВВП по итогам 2017 г. составило 3,5%. Для сравнения — в Италии было зафиксировано 2,3%.

С ростом фискального стимулирования ситуация может ухудшиться. Согласно прогнозу Бюджетного комитета конгресса (CBO), к 2028 г. выплаты по процентам увеличатся с нынешних $263 млрд до $915 млрд, что будет равно 13% всех расходов и 3,1% ВВП. Соотношение общего госдолга и ВВП превысит 150%.

Читайте также «Экономика США «на коне». Во что стоит вложиться»

Динамика активов

С 8 ноября 2016 г. по начало 2018 г. на рынке США наблюдалось «трампоралли» — S&P 500 прибавил около 37%. Затем последовала весенняя коррекция «по факту» принятия налогового законодательства и на фоне роста доходностей Treasuries. Осенью S&P 500 обновили исторический максимум. Однако монетарное ужесточение ФРС и прочие риски давят на американский рынок акций.


С середины 2016 г. доходности гособлигаций США растут на фоне по повышения ставок ФРС. Ранее была пробита отметка 3% по 10-леткам. Хотя в последние недели произошел откат из-за ослабления ожиданий по монетарному ужесточению. Так как политический раскол в Штатах, усилившийся после промежуточных выборов в Конгресс, затруднит дальнейшие шаги по фискальному стимулированию, повышение ставок ФРС может оказать пагубное воздействие на экономику.

Читайте также «Вселенная трежарей. Не только инструмент, но и ключевой ориентир»


Доллар по историческим меркам не слишком силен. Однако от минимумов начала года индекс доллара (DXY) вырос более чем на 9%. Сказалось восстановление экономики США, периодический уход из рисков на фоне торговых разногласий, повышение ставок ФРС при усилившихся европейских рисках, которые привели к ослаблению евро. В долгосрочной перспективе растущий госдолг США в условиях «трампономики» — это угроза для доллара на мировой арене. Пока же дифференциал процентных ставок является фактором в пользу «американца».


Brent ушла ниже $60, с начала года падение превысило 10%. Провал американской WTI еще более силен. Одним из факторов обрушения стали сообщения о росте добычи в США, Саудовской Аравии и России. По мнению президента США Штаты выиграют в экономическом плане от снижения затрат на топливо. Хотя, как упоминалось ранее, это односторонний взгляд, возможны и политические мотивы Трампа в этом отношении.


Вывод

Нынешний президент США сдержал пока лишь часть своих обещаний. Ключевое — по налоговой реформе — было выполнено. Однако в плане внешней торговли ситуация далеко неоднозначна.

Инициативы Дональда Трампа стали одним из факторов, подстегнувшим американскую экономику в первом полугодии. Однако с ростом ставок ФРС позитивный фактор начал иссякать. Промежуточные выборы в Конгресс усилили политический раскол в Штатах, поэтому Трампу будет сложнее продвигать свои фискальные инициативы.

Добавим к этому риски замедления глобальной экономики и отсутствие монетарного стимулирования, имеем угрозу ослабления американской экономики в обозримой перспективе, хотя о грядущей рецессии, на мой взгляд, говорить преждевременно.

Читайте лучшие материалы по американскому рынку на канале BCS USA в Telegram

БКС Брокер

0
Избранное
Поделиться
Котировки
Купить другие инструменты