Личный кабинет

Впервые в истории экономика теряет самый необходимый для ее роста ресурс

0
в закладки
Поделиться

Нынешнее состояние финансовых рынков и мировой экономики зависит от одного единственного ресурса, о котором никто не осмеливается говорить, даже такие известные экономисты, как Пол Кругман или Роберт Дж. Шиллер, а также инакомыслящие, среди которых Макс Кайзер и Джим Рикардс. В частных дискуссиях руководители центральных банков дают понять о своем осознании того, что ни одна из существующих экономических теорий и моделей не соответствует этой новой ситуации.

И все же они не затрагивают ее в своих публичных выступлениях и лекциях, предпочитая заниматься такими темами, как балансы и бизнес-циклы. Все это напоминает семью, навещающую неизлечимо больного родственника: все знают, что он никогда не поправится, и все стараются даже не шептаться об этом.

Все продуктивные нации, будь то в Восточной Азии или на Западе, достигли пика своего 250-летнего развития. Даже самые разрушительные войны не могли помешать росту их населения в долгосрочной перспективе. И только сейчас, в течение многих десятилетий мира и процветания, число жителей развитых стран сокращается, и эта тенденция сохраняется. Данное явление не вызвано ни голодом, ни стихийным бедствием, а только тем, что люди не хотят иметь детей.

Япония является экономическим лидером по многим показателям. Однако страна воздерживалась от массовой миграции, и в течение 2006-2016 годов ее население сократилось на 0,5%, потребление нефти упало на 22%, продажи автомобилей снизились на 7%, а ВВП — на 4%.


Япония является первой страной, которая справится с новой реальностью, и инвесторы должны изменить свое мышление для понимания того, чем является эта новая реальность. В прошлом каждый деловой цикл, рецессия или восстановление заканчивались более высоким ВВП и более крупной экономикой, чем до спада. В будущем мы увидим обратное: каждый бизнес-цикл будет завершаться более низким ВВП и меньшей экономикой, чем они были на пике предыдущего.

Сокращение населения влечет за собой серьезные экономические последствия. Потребление сырья сократится, продажи автомобилей упадут, а национальный ВВП будет все меньше и меньше. Парадокс заключается в том, что общая экономика может сокращаться, и все же люди в США, Европе и Японии будут жить и работать лучше, чем раньше. Почему? Потому что менее населенная страна означает меньшую зависимость от (иностранного) сырья, более низкое загрязнение и выбросы углекислого газа, меньшее количество пробок, больше пространства и продовольственного изобилия.

А вот финансовый сектор существенно пострадает от новой реальности, в отличие от населения. Без поддержки центральных банков западная финансовая индустрия не переживет продолжающуюся депопуляцию, ситуацию, в которой люди экономят и тратят все меньше и меньше денег.

Растущая экономика инвестирует в беспроигрышные сделки, стабильная экономика — игра с нулевой суммой, а в депрессивной экономике все инвесторы проигрывают. Именно поэтому центральные банки рассматривают возможность введения отрицательных процентных ставок, что является сигналом, свидетельствующим о надвигающейся опасности.

Столкнувшись с данной реальностью, американское и европейское руководство сделало выбор в пользу репопуляции. Если темпы этого процесса не изменятся, то до конца нынешнего столетия половина населения западных государств будет заменена людьми из стран так называемого «третьего мира».

Вашингтонский истеблишмент начал свою историю с принятия беспрецедентного числа мигрантов из Латинской Америки, в то время как расширение Европейского союза компенсировало нехватку людей, по крайней мере, на какое-то время. Благодаря принципу свободного передвижения рабочей силы, Германия, Великобритания и Нидерланды получили значительную долю мигрантов из Центральной Европы, в результате чего эта часть континента была лишена молодежи. Например, в Польше поколение в возрастной группе 15-20 лет сократилось на 30%.

Демография является довольно точной наукой, и власти видят предстоящую «катастрофу» заранее. Питер Сазерленд, бывший банкир Goldman Sachs, стал сторонником массовой миграции. В 2008 году он сказал: «Богатые страны не должны пытаться ограничивать миграцию из бедных стран, даже во время экономического спада». Увы, миграция не связана с оказанием помощи бедным, их слишком много. Миграция — это возвращение населения в Европу, данный процесс в первую очередь касается экономики и финансов регионов, в которые переселяются мигранты.

Все теории, все модели, которые мы знаем об экономике, финансах и рынках, были разработаны, когда европейское население росло. Глобальная экономика зависит от индустриального мира. Без Европы шейхи Дубая так и жили бы в палатках, население Африки составляло бы около 90 миллионов человек вместо 1,2 миллиарда, а сегодняшние Штаты остались бы малонаселенной страной с небольшим количеством кочевых племен.

Престижные консалтинговые фирмы рассказывают своим корпоративным клиентам, что все общества по сути одинаковы и хорошо подходят для того, чтобы стать похожими на западные экономики. Африканцам нужно только изменить законы, и они будут такими же продуктивными, прилежными и эффективными, как люди в Европе. Эти эксперты считают, если продажи автомобилей в Европе остановятся, Китай станет следующим рынком, если китайский рынок заполнится, у нас есть еще Индия, а затем, вероятно, около 2040 года африканцы станут новыми полноценными потребителями мирового предложения.


Но более вероятно, что мировая экономика сосредоточена в Восточной Азии и на Западе, а все остальные экономики являются ее спутниками, и это не изменится, по крайней мере, в обозримом будущем. Если Запад вместе с Восточной Азией рухнет, остальной мир последует за ними. Если Запад и Восточная Азия перестанут интересоваться африканскими ресурсами, Африка рухнет. Напомним, что все африканские страны зависят от импорта продовольствия, который они финансируют за счет сырьевого экспорта. Африка не может поддерживать свое нынешнее население, не говоря уже о его удвоении в течение 25 лет. При этом 50% африканской молодежи имеют возраст меньше 25 лет.

Консультанты Ernst and Young называют этих молодых людей «демографическим дивидендом», драгоценным резервом глобальных компаний. Если они не смогут эффективно его использовать в Африке, они должны способствовать перемещению этих трудовых ресурсов в Европу, что мы и наблюдаем сейчас.

Нынешний процесс миграции, который характеризуется многими как кризис, выгоден и даже жизненно необходим европейской, а через нее и мировой экономике. Правда, намного разумней и комфортней для простых граждан, как вынужденных переселяться, так и вынужденных принимать гостей — было бы развитие производства, сферы услуг и другой финансово-экономической инфраструктуры в странах третьего мира.

Однако, во-первых, это длительный и трудный процесс. И не только потому, что необходимо фактически создать промышленность, сферу услуг и финансовый сектор по образцу развитых экономик. Не менее важны серьезные политические и общественно-правовые изменения в странах третьего мира.

А главное, как излагалось выше, это приведет к созданию новой экономической реальности в развитых странах, характеризующейся сокращением спроса, что, прежде всего, угрожает глобальному финансовому сектору. Поэтому, вероятно, именно он способствует нынешней тенденции возобновления главного ресурса экономики — человеческого, путем переселения людей из бедных стран в богатые.

По материалам gefira.org

БКС Брокер

0
в закладки
Поделиться
Зарегистрируйтесь, чтобы иметь возможность оставлять комментарии. Уже есть аккаунт? Войти
Купить другие инструменты