Личный кабинет

Китай — снова локомотив мировой экономики? Оценим ситуацию в деталях

3
в закладки
Поделиться

Китай первым вышел из пандемии коронавируса. Раньше других начала восстанавливаться экономика КНР.

Давайте разберемся подробнее, как обстоят дела в Китае — ведь глобализация объединила весь мир. На долю КНР приходится 19% мирового ВВП и 28% глобального производства. Долгое время страна была ответственна за более чем 40% мирового роста. При этом в последние годы Китай столкнулся с заметным замедлением экономики.

Экономика

В 2012 г. руководство Китая объявило о переходе страны к более устойчивой модели развития, по сравнению с наблюдавшейся ранее ориентацией на взрывной рост ВВП свыше 10%. Была сделана ставка на развитие внутреннего потребления, расширение среднего класса. Надо понимать, что это не только игра в социальную справедливость, но и естественный процесс в рамках экономического цикла — ведь рост не может быть взрывным длительное время.

В 2019 г. ВВП Китая вырос на 6,1%. От официального прогноза на 2020 г. руководству страны пришлось отказаться. Есть два взаимосвязанных фактора риска и неопределенности — пандемия коронавируса и противостояние с США.

COVID-19 ударил по КНР раньше, чем по другим странам. Были введены жесткие ограничительные меры, которые заморозили часть китайской экономики. В I квартале ВВП Китая сократился на 6,8% (г/г).

 
Экономика КНР начала восстанавливаться раньше, чем в других странах. В мае розничные продажи сократились на 2,8% (г/г). В январе-феврале падение составляло 20%. Промышленное производство в январе-феврале снижалось на 13%. В мае показатель увеличился на 4,4% (г/г).


Индексы деловой активности (PMI)
 подтверждают улучшение экономики Китая. В июне промышленный PMI составил 50,9 пункта, в сфере услуг индекс достиг 54,4 пункта. Отметка 50 пунктов отделяет рост деловой активности от ее замедления. Впрочем, компоненты промышленного PMI не столь однозначны: компании вернулись к работе, но внутренние и экспортные продажи отстают, а компонента занятости вернулась в зону сокращения к 49,1 пункта.


После взлета цен на продукты питания и роста потребительской инфляции до 5,4% годовых в январе, к маю динамика индекса потребительских цен ослабла до 2,4%. Это играет в пользу как минимум сохранения ключевой процентной ставки Народного банка Китая на нынешнем уровне 3,85%. С начала года ее постепенно снизили с 4,15%. В перспективе НБК может еще уменьшить ставку.


В тоже время возможности регулятора по стимулированию экономики путем снижения нормы резервирования для банков ограничены. Согласно прогнозу Fitch Ratings, уровень левериджа (долговой нагрузки) в финансовой системе КНР в 2020 г. может достичь нового рекорда. Исходя из этого, Народному банку Китая придется следить за уровнем достаточности капитала наиболее проблемных банков.

Раньше времени делать резкие выводы не стоит. Из-за глобализации все мировые процессы взаимосвязаны. Речь идет о внешней торговле и производственных цепочках. О полноценном восстановлении экономики Китая можно будет говорить после устранения пандемии коронавируса в ведущих странах. Пока ослабление ограничительных мер привело к новой волне заболевания в США и еврозоне. В Китае также зафиксирована новая вспышка COVID-19.

Эконометрическая модель Trading Economics предполагает, что во II квартале ВВП КНР вырастет на 1% (г/г) после провала I квартала, а в ближайшие 12 месяцев рост составит 4,4%. В 2021 г. ожидается рост китайской экономики на 5,6%, а в 2022 г. — на 5,9%.

Согласно июньскому прогнозу Всемирного банка, в 2020 г. ВВП Китая вырастет на 1%, а в 2021 г. — на 6,9%. При этом в США ожидается падение на 6,1% и рост на 4%, соответственно.



Внешняя торговля

В последние годы Китай стремится переориентироваться с внешней торговли на внутреннее потребление. Впрочем, если взглянуть на 10-летний график торгового баланса (экспорт минус импорт), видны широкодиапазонные колебания внешнеторговой активности. Январский провал профицита торгового баланса сменился мощным восстановлением. В мае показатель достиг рекордного уровня — $62,93 млрд. По факту экспорт в долларах упал на 3,3% относительно аналогичного периода прошлого года, а импорт провалился на 16,7% из-за падения цен на сырье.


Ослабление мировой экономики закономерно давит на внешнюю торговлю Китая, который все еще ориентирован на экспорт. Не менее важная тема — противостояние США и КНР.

Дональд Трамп неоднократно обвинял Китай в «краже» рабочих мест и манипулировании курсом юаня. Цель американского президента — ликвидировать дисбалансы во внешней торговле, то есть нарастить экспорт в КНР и сократить импорт оттуда. В 2019 г. разгорелась торговая война с введением взаимных пошлин. В начале 2020 г. была заключена торговая сделка, которую пока удалось реализовать лишь на 13%.

Пандемия коронавируса ударила по американской экономике. Безработица в мае составила 13,3%. Дональд Трамп готовится к президентским выборам, которые пройдут в ноябре, и поспешил найти внешнего врага, обвинив Китай в искусственной природе COVID-19.

В мае Сенат принял закон, который может запретить многим китайским компаниям размещать акции на американских биржах или привлекать деньги от американских инвесторов. Законопроект потребует от компаний подтверждения, что «они не принадлежат и не контролируются иностранным правительством». Листинг будет запрещен тем предприятиям, которые в течение трех лет подряд не пройдут аудиторские проверки Совета по надзору за бухгалтерской отчетностью публичных компаний.

Руководство Китая подготовило закон об обеспечении национальной безопасности в Гонконге. Тем самым руководство КНР намерено оградить Гонконг от внешнего политического влияния. Белый дом угрожает ввести санкции против КНР, если закон будет принят. Помимо этого, Гонконг могут лишить преференций во внешней торговле.

Во второй половине июня градус напряжения спал. Согласно сообщению Bloomberg, руководство Китая планирует увеличить закупки американских товаров, чтобы соответствовать условиям первой фазы торговой сделки, заключенной в январе, но так особо и нереализованной. Дональд Трамп сообщил в твиттере, что торговая сделка остается в силе.

Несмотря на давление со стороны Белого дома, на протяжении года экспорт из Китая в США увеличивался. В апреле китайский экспорт в Штаты сократился на 3,3%, но это пока неустойчивая тенденция.

Долговая проблема

Согласно оценке Института международных финансов (IIF), соотношение общего долга и ВВП Китая в I квартале достигло 317%. Из-за пандемии коронавируса показатель буквально за квартал вырос на 17 процентных пунктов. Внутренний долг с кризисного 2008 г. растет в среднем на 20% в год. Особенно сильно увеличился потребительский долг (54,3% ВВП). Зарубежный долг Китая превысил $2 трлн. Соотношение госдолга и ВВП составляет около 60%.


Существует так называемый «скрытый долг» — локальный госдолг, который висит на балансе финансовых учреждений, находящихся под контролем государства. Агентство S&P оценивает величину скрытого долга в $4,2 трлн. Он непрозрачен и несет повышенные риски.

Судя по всему, в полной мере китайская экономика восстановится не быстро. Отдельные локальные органы и связанные с государством структуры испытывают финансовые проблемы. Также возможны дефолты в корпоративном секторе.

Другая сторона медали — задолженность «мира» перед КНР составляет 6% глобального ВВП (или $5,5 трлн). Китай кредитовал в основном развивающиеся страны, в том числе в рамках проекта «Шелковый путь». В условиях ослабления мировой экономики — это дополнительный фактор риска.

Валютный рынок

С 2018 г. начался новый виток ослабления юаня против доллара. В 2018 г. ФРС увеличила ключевую ставку с 1,5% до 2,5%. В 2019 г. начались торговые войны между США и Китаем. Как результат, пара USD/CNY превысила психологическую отметку 7 юаней за доллар. Из-за кризиса в этом году доллар/юань находится выше этого уровня. Как правило, при повышенных рисках доллар укрепляется, а валюты развивающихся стран ослабевают.

График пары доллар/юань с 2018 года


Валютные резервы Китая в мае составили $3,1 трлн. В 2014 г. речь шла о $4 трлн. Ранее МВФ определил в качестве критичной отметки уровень $2,8 трлн. Это ограничивает возможности по борьбе с девальвацией юаня. Помимо этого, руководство КНР готово пойти на более слабый курс, чтобы избежать обвинений США в манипулировании юанем. 


Главное для Китая — не допустить сильной девальвации национальной валюты, так как это ударит по потребительским расходам. При прочих равных условиях, экономика США будет выходить из рецессии позже. Если в финансовой системе не возникнут панические настроения, то резкого ослабления юаня в среднесрочной перспективе ожидать, скорее всего, не стоит. В долгосрочной перспективе, если юань продолжит терять позиции, его шансы занять лидирующие позиции в международных расчетах снижаются.

Рынок акций

В июне 2015 г. индекс Shanghai Composite установил многолетний максимум, за предшествовавшие 12 месяцев индекс прибавил около 150%. Вместе с тем происходило это за счет маржинального кредитования. В определенный момент маржинальное финансирование достигло 20% совокупной капитализации фондового рынка Китая. В США соответствующий показатель составлял 2,5%.

Затем пузырь лопнул, и за 18 торговых сессий было потеряно более 30%. Беспрецедентные меры китайских регуляторов, включающие приостановку IPO, скупку акций и ряд ограничений для инвесторов, успокоили участников рынка и помогли Shanghai Composite восстановить часть позиций. После периода волатильности с середины 2016 г. фондовый рынок КНР «нормализовался», выраженного тренда не наблюдается.

График индекса Shanghai Composite с 2012 года


Взгляд в будущее

Локально восстановление Китая может поддержать мировую экономику. В основном все зависит от ситуации вокруг коронавируса. Скорее всего, мы видим восстановление после кризисного провала. Ускорение маловероятно.

В 1985–2000 гг. Китай наращивал трудоспособное население, в 2000–2015 гг. — долг. Все это поддерживало мировую экономику. За последние 30 лет прирост населения в возрасте 0–64 года успел стать отрицательным уже в таких ведущих державах как Япония и Германия, Евросоюзе в целом. В 2017 г. с подобной ситуацией столкнулся и Китай.

Источник: Zerohedge

В 2020–2030 гг. — «эра Китая», скорее всего, сойдет на нет. Это естественно, ведь рост не может идти по экспоненте, наступает стадия «зрелости» со своими проблемами. Ключевой драйвер роста глобальной экономики уходит на второй план. Пока новых лидеров среди ведущих держав обозначить сложно, и это фактор риска.

Китай — второй «зарубежный» держатель госдолга США. На фоне ухудшения взаимоотношений с США, КНР сокращает портфель Treasuries. Если Китай сбросит большой пакет бумаг, то это дестабилизирует мировой рынок облигаций. Угроза для глобальной финансовой системы исходит также со стороны долгового пузыря КНР.

Судя по всему, в долгосрочном периоде Китай вряд ли снова станет локомотивом мировой экономики. Одновременно присутствуют риски.

БКС Брокер

3
в закладки
Поделиться
Зарегистрируйтесь, чтобы иметь возможность оставлять комментарии. Уже есть аккаунт? Войти