Личный кабинет

Экономика – взгляд на неделю: Рынки ищут дно, нефтяная сделка под вопросом

0
в закладки
Поделиться

Рынки ищут дно, нефтяная сделка под вопросом

Дно близко, но восстановление быстрым не будет. Цикл текущей эпидемии говорит о том, что ее пик может наступить скоро: может быть даже на предстоящей, пасхальной для католиков, неделе. Это, несомненно, вдохновит инвесторов, однако бурного роста на рынках мы все же не ожидаем. Уже сейчас очевидно, что пандемия спровоцирует глубокие перемены во многих экономиках – на рынках труда, в финансовой и бюджетной сферах, а перспективы глобализации окажутся под вопросом. К этому добавятся проблемы структурного характера, которые пока быстро накапливаются, но еще не проявили себя в полной мере. К тому же даже по самым оптимистичным прогнозам о завершении текущего этапа пандемии можно будет говорить лишь через 1.5-2 месяца, а это в текущей ситуации очень большой отрезок времени. Ключевое событие прошедшей недели – резкий рост цен на нефть – с большой долей вероятности может оказаться фальстартом, т.к. готовности к участию в сделке ОПЕК++ у США по-прежнему нет.

Геополитика и рынки
1) Дно близко, но восстановление быстрым не будет. Цикл текущей эпидемии говорит о том, что ее пик может наступить скоро: может быть даже на предстоящей, пасхальной для католиков, неделе. Это, несомненно, вдохновит инвесторов, однако бурного роста на рынках мы все же не ожидаем. Уже сейчас очевидно, что пандемия спровоцирует глубокие перемены во многих экономиках – на рынках труда, в финансовой и бюджетной сферах, а перспективы глобализации окажутся под вопросом. К этому добавятся проблемы структурного характера, которые пока быстро накапливаются, но еще не проявили себя в полной мере. К тому же даже по самым оптимистичным прогнозам о завершении текущего этапа пандемии можно будет говорить лишь через 1.5-2 месяца, а это в текущей ситуации очень большой отрезок времени. Ключевое событие прошедшей недели – резкий рост цен на нефть – с большой долей вероятности может оказаться фальстартом, т.к. готовности к участию в сделке ОПЕК++ у США по-прежнему нет.

Глобальная экономика: перспективы становятся мрачнее, рынки пытаются найти дно. На прошедшей неделе консенсус-оценка роста мировой экономики в 2020 г. начала сдвигаться в отрицательную зону. Например, Fitch оценило падение мирового ВВП в 2020 г. в 1.9%, а BoA – в 2.7%. Также продолжили ухудшаться прогнозы по отдельным экономикам, прежде всего США и Еврозонe. Впрочем, в этом нет ничего удивительного: консенсус всегда отстает от рынка и такие изменения в прогнозах скорее говорят о том, что падение котировок на рынках возможно скоро прекратится. Об этом же говорят и растущая волатильность торгов, и волны неожиданного спроса на рисковые активы.

Тем временем правительства и центробанки Запада занимаются подготовкой новых программ помощи своим экономикам – очевидно, что процесс восстановления после пандемии будет трудным, затяжным и тоже весьма дорогостоящим. А в среде развивающихся стран, во многих из которых возможности помощи своим экономикам и населению уже фактически исчерпаны, растет соревнование за финансовые ресурсы международных организаций: по оценке МВФ, уже более 90 стран обратились в фонд за экстренной помощью.

Пандемия оказывает все более негативное влияние и на экономику России. Продление президентом Путиным режима самоизоляции до конца апреля существенно ухудшит ситуацию в сфере услуг и положение большинства МСП, а также приведет к более глубокому падению доходов населения. Все это также может серьезно сказаться на объемах ВВП. Однако мы пока свой прогноз на 2020 г. по экономике не меняем (-2.7% г/г), т.к. считаем, что на динамику роста будут оказывать важное влияние многие факторы, действие которых пока остается неопределенным: это объемы поддержки от российского правительства (они растут каждый день), дальнейшая реакция на кризис со стороны мировых правительств и регуляторов, а также ситуация на рынке нефти (шансы на то, что цены начнут восстанавливаться быстрее растут).

Для мировой экономики на горизонте все отчетливее проявляется угроза серии дефолтов: среди банков, где быстро растет портфель просроченной задолженности, что ухудшает негативная переоценка активов на балансе; среди пенсионных фондов, сталкивающихся с растущим оттоком средств клиентов, которые потеряли прежние источники доходов; среди инвестиционных фондов, активно пытающихся расшить пирамиду деривативов и иных структурных продуктов; и, наконец, среди государств, финансовое положение которых и до кризиса вызывало опасения. Единственным простым и быстрым решением большинства из перечисленных выше проблем является дополнительная накачка мировой экономики ликвидностью – именно этим в сущности и занимаются центральные банки развитых стран от ФРС до ЕЦБ, Банка Японии и Банка Англии. Отсутствие инфляции делает такую политику возможной – рост цен сдерживают падающий спрос и снижение цен на сырье. Однако такая ситуация вряд ли сможет сохраняться длительное время: в послекризисный период восстановление экономик при избыточном предложении ликвидности может легко спровоцировать рост инфляции. В свою очередь, это должно поддержать рост спроса на акции и золото, а также на активы наиболее стабильных из развивающихся рынков (РФ от этого выигрывает).

- Геополитика: от конфронтации к сотрудничеству или же к новому витку напряженности? Прошедшая неделя ознаменовалась довольно резким поворотом в политике США по отношению к РФ. Еще 2-3 недели назад американские официальные лица прямо и косвенно угрожали Москве новыми санкциями, если та не возобновит сотрудничество с Эр-Риядом для поддержания цен на нефть и не откажется от поддержки режима Мадуро в Венесуэле. Эти угрозы были услышаны в Кремле: Роснефть – крупнейший российский инвестор в нефтяной сектор Венесуэлы – неделю назад объявила о продаже своих активов в этой стране спешно созданной для этого российской госкомпании «Росзарубежнефть».

Однако на прошедшей неделе ситуация стала быстро меняться. 30 марта Трамп позвонил Путину – главным среди обсуждавшихся вопросов была ситуация на рынках нефти. Вслед за этим разговором двух лидеров активизировались двусторонние контакты на уровне министров иностранных дел и энергетики. 1 апреля Россия отправила в США транспортный самолет с медикаментами и приборами для искусственной вентиляции легких – первый такой шаг за долгие годы. В ответ Трамп заявил, что США с благодарностью принимают эту помощь, хотя, как позднее прояснил представитель Госдепа, за нее Вашингтон частично расплатился.

Но самым важным направлением возобновившегося сотрудничества Москвы и Вашингтона стали шаги по поиску возможностей для координации действий на рынке нефти. Резкое снижение цен на нефть не только привело к быстрому нарастанию проблем у производителей дорогой нефти, в т.ч. многих разработчиков сланцевых месторождений в США, но и к переполнению нефтяных хранилищ. Именно последний фактор привел к коррекции ожиданий рынка: если ранее расчеты показывали, что сланцевые компании начнут сокращать производство через 2-4 месяца, то теперь с учетом дефицита хранилищ и падения спроса необходимость снижения добычи уже стала реальностью.
После разговора с Путиным инициативу в поиске вариантов стабилизации нефтяного рынка взяли на себя американцы. 2 апреля президент Трамп взбудоражил рынки серией сообщений, из которых следовало, что между Вашингтоном, Москвой и Эр-Риядом идут активные переговоры по вопросам нефти. И, хотя в официальных комментариях российской стороны факт переговоров Путина с саудовским наследным принцем отвергался, а российский министр энергетики продолжал говорить о том, что время для скоординированных действий еще не пришло, к вечеру того же дня Саудовская Аравия выступила с официальным заявлением, в котором говорилось о ее готовности пойти навстречу просьбам американских союзников и о призыве провести экстренную встречу министров энергетики стран-членов ОПЕК+ уже 6 апреля. 3 апреля готовность к участию в такой встрече подтвердила Москва, а по итогам специального совещания для обсуждения ситуации на рынке нефти Путин заявил о согласии РФ на сокращение поставок нефти, но только вместе с другими партнерами. В субботу, 4 апреля, в связи с необходимостью проведения дополнительных консультаций было объявлено о переносе даты встречи ОПЕК+ на 9 апреля. По сообщениям СМИ, на встрече 9 апреля предполагается обсудить и утвердить план скоординированных сокращений поставок нефти объемом 10 млн барр./сутки с участием ОПЕК, РФ, США и Канады. Так ли это покажет время: у нас сохраняются сомнения относительно готовности Вашингтона идти на такие сокращения, т.к. до сих пор американцы пытались добиться восстановления баланса на рынке нефти чужими руками. Это вновь подтвердил Трамп, который поздно вечером 3 апреля заявил, что США не соглашались ни на какие сокращения поставок нефти, а его роль заключалась исключительно в том, чтобы заставить это сделать РФ и Саудовскую Аравию. При этом Трамп пригрозил введением торговых пошлин против Москвы и Эр-Рияда, если те не достигнут соглашения.

Такая позиция Вашингтона вряд ли устроит Москву, даже несмотря на готовность саудовцев к сокращению поставок без участия США: 3 апреля глава МИД королевства заявил, что в развале сделки ОПЕК+ виновата исключительно Россия, которая таким образом хотела повлиять на американских производителей.

Все эти сообщения говорят о том, что (1) несмотря на сделанные заявления, новая сделка по сокращению поставок находится под вопросом и (2) ралли на нефтяном рынке на прошедшей неделе возможно было преждевременным. К тому же запланированный объем сокращений поставок (10 млн барр./сутки) уже очевидно не покроет прогнозируемое падение спроса во 2К, а это значит, что дисбаланс на рынке сохранится по крайней мере в ближайшие 2-4 месяца.

Пандемия коронавируса оттеснила на второй план информацию о ситуации на востоке Украины. Фактически пандемия заставила воюющие стороны соблюдать перемирие, а резкое ухудшение экономики и финансов сделало Киев сговорчивее. Три недели назад на встрече минской группы было решено создать специальный орган для обсуждения политического процесса с участием представителей ДНР и ЛНР. Но с тех пор никаких новых шагов предпринято не было. Тем временем финансовая ситуация на Украине резко ухудшается, а ее власти полностью переключились на переговоры о выделении стране экстренной помощи от МВФ. Требования фонда остались неизменными – принятие законов о земле и банках; 31 марта Рада, наконец, приняла закон, отменяющий с 1 июля 2021 г. мораторий на продажу сельскохозяйственных земель. Это открыло дорогу к возобновлению переговоров с фондом: по заявлениям украинских властей, они ожидают первого транша помощи в рамках программы EFF уже в ближайшие недели, а общий объем такой помощи в 2020 г. на уровне $5 млрд.

Тяжелая экономическая ситуация на Украине и быстро растущая необходимость в новых пакетах помощи от Запада косвенно улучшают перспективы достижения прогресса в урегулировании ситуации на Донбассе: в то время как возможности Киева для оттягивания решения этой проблемы уменьшаются, желание Запада финансировать текущий статус-кво быстро снижается. Все это ведет к заметному смягчению геополитических рисков, связанных с РФ.

Курсы валют и процентные ставки
Рубль и ставка ЦБ – интервенции ЦБ, падающий спрос на валюту и цена на нефть поддержали рубль. Несмотря на тестирование 22-летних минимумов в ценах на нефть (российская марка Urals на прошедшей неделе опускалась до $10-13/барр.), рубль показывал удивительную устойчивость к негативу: фактически всю неделю российская валюта торговалась в коридоре RUB 77-79/$. Отчасти рублю помогали интервенции со стороны ЦБ (их ежедневный объем вырос со $170 млн до $200 млн). Однако главным фактором поддержки выступали иностранные инвесторы, которые не спешат продавать российские активы: объемы торгов валютой на Московской бирже говорят об умеренном спросе на валюту. Во второй половине недели рублю также помогли и цены на нефть, которые стали подрастать в ожидании скорого заключения сделки по сокращению поставок нефти между США, РФ и Саудовской Аравией.

На завершение торгов 3 апреля российская валюта стоила RUB 76.49/$ (27 марта курс на закрытие торгов составлял RUB 78.82/$).

Свой краткосрочный взгляд на ставку ЦБ мы не меняем: мы по-прежнему считаем, что в случае усиления рисков для финансовой стабильности, например, при резком росте оттока капитала из рублевых облигаций, исключать экстренного повышения ставки ЦБ нельзя, но мы по-прежнему оцениваем вероятность такого сценария как низкую.

Однако свой среднесрочный взгляд по ставке мы скорректировали, учитывая сделанные в пятницу на пресс-конференции комментарии председателя ЦБ Набиуллиной. Она заявила, что в среднесрочной перспективе Банк России видит возможности для смягчения ДКП, а также ожидает, что сочетание низкого спроса и дефляционных факторов может позволить инфляции возвратиться к целевому уровню в 4% уже в 2020 г.

Хотя мы по-прежнему более пессимистично оцениваем перспективы инфляции на текущий год (наш прогноз на декабрь составляет 5% г/г), мы считаем, что в текущей ситуации ЦБ может допустить временное отклонение от своего таргета по реальной ставке (2-3%) и отказаться от повышения ставки, если будет оценивать будущие проинфляционные риски как умеренные. Поэтому мы не будем удивлены, если даже при нашем сценарии по инфляции ЦБ решит сохранить ставку неизменной в 6% вплоть до конца года. Наш прежний прогноз предполагал, что ЦБ будет строго следовать принципам своей денежной политики – именно поэтому ранее мы оценивали ставку на конец 2020 г. в 7-7.5%. Теперь мы понижаем прогноз по ставке до 6%.

Евро и ЕЦБ – без новой динамики. Главные усилия ЕЦБ по стабилизации рынков направлены на три области: банковский сектор, южную Европу и рынок труда. На прошедшей неделе банк объявил о запуске новой программы по поддержке рынка труда объемом в EUR 100 млрд. Однако особой уверенности инвесторам это не дало и курс европейской валюты вновь стал снижаться: на закрытие торгов 3 апреля курс евро составил $1.0801/EUR (27 марта курс составлял $1.1141/EUR).

Доллар и ФРС – дебаты о новой программе помощи уже начались. Спустя день после утверждения Конгрессом и Трампом антикризисной программы в $2.2 трлн в СМИ появились сообщения о возможной подготовке новой программы. У нас нет сомнений, что финансовая помощь экономике со стороны ФРС и администрации США в ближайшие недели будет расти, т.к. в сущности это единственный находящийся в их распоряжении эффективный рычаг для стабилизации социально-экономической ситуации. В краткосрочном плане это создает предпосылки для разворота негативного тренда на рынках, но в долгосрочной перспективе ведет к углублению структурных проблем и увеличивает инфляционные риски.

Сырьевые рынки
Нефть – ОПЕК+ умер, да здравствует ОПЕК++? Сообщения о возможной подготовке нового соглашения о сокращении поставок нефти – на этот раз возможно с участием США (см. выше) – привели к резкому развороту динамики цен на нефть. 2 апреля цены показали самый значительный дневной рост за все время наблюдений: в моменте цены росли почти на 50%; цена закрытия за день увеличилась на 21%. На закрытие торгов в Лондоне 3 апреля цена на Brent составила $34.11/барр (27 марта цена составляла $24.93/барр.). Итоги заседания ОПЕК+ 9 апреля и последующая реакция Вашингтона на готовность присоединиться к соглашению о сокращении поставок нефти определят динамику цен на предстоящей неделе; мы считаем, что позитивный исход переговоров о новой сделке пока находится под вопросом – это означает, что риск новой волны снижения цен очень высок.

Золото – рынок золота готовится к ралли. Увеличение объемов ликвидности в мировой экономике в среднесрочной перспективе создает предпосылки для роста цен на многие активы, прежде всего на золото, которое также выигрывает от вероятного усиления инфляционных рисков. Ухудшение эпидемиологической и макроэкономической обстановки также будет усиливать спрос на золото как инструмент хеджирования рисков. На закрытие рынка 3 апреля золото в Лондоне стоило $1 621/т.у. против $1 628/т.у. неделей ранее.

Ключевые даты
6 апреля – инфляция в РФ за март; ожидаем 2.4-2.6% г/г
9 апреля – экстренная онлайн-встреча министров энергетики ОПЕК+
9 апреля – индекс цен производителей в США (март)
12 апреля – католическая Пасха

Последние макроэкономические отчеты
Россия – рецессия становится все реальнее (20 марта)
COVID-19 и нефть – негативно для РФ (10 марта)
Коронавирус – Пациент скорее жив, чем мертв (4 марта)
Россия – луч света в море неопределенности (17 февраля)
Прогноз на 2020 г. – ожидания и риски (31 января)
Экономика РФ: все еще в режиме ожидания (2 декабря)
Казахстан – Зависимость от соседей повышает риски (13 ноября)
Макростабильность привлекает, пока (6 ноября)
Слабый рост, стабильность, угасающая надежда (2 октября)
Консенсус ждет снижения ставки, мы не согласны (5 сентября)
Низкая инфляция – поводов для оптимизма мало (9 июля)
Российская экономика – Медленное начало года, ждем 4К19 (3 июля)
Стабильность достигнута, время для роста (30 мая)
Рост ВВП за счет нефти и госрасходов (3 апреля)
Опрос инвесторов: Страх санкций и любовь к Сбербанку (1 марта)
Дилеммы России – стабильность и рост (21 января)
2019 г. – игра со многими неизвестными (26 ноября 2018 г.)
Новый бюджет: Осторожность превыше роста (21 сентября 2018 г.)
Политические риски России – 2 сценария (30 августа 2018 г.)
Новые санкции – жертвы и бенефициары (28 августа 2018 г.)
Угроза санкций жалит, но не смертельно (9 августа 2018 г.)

Предыдущие аналитические обзоры можно прочитать по ссылке

0
в закладки
Поделиться
Зарегистрируйтесь, чтобы иметь возможность оставлять комментарии. Уже есть аккаунт? Войти
18:51 Мск 29 мая 2020
Инд. МосБиржи