Личный кабинет

Экономика – взгляд на неделю: Что дальше: V, U, L?

1
в закладки
Поделиться

Геополитика и рынки

Консенсус признал неизбежность рецессии, что дальше? В то время как перспектива глобальной рецессии уже не удивляет, нас больше беспокоит вопрос, что будет дальше с мировой и российской экономиками. Асинхронность распространения пандемии, ремиссии случаев заражения, а также мощный удар, который случившаяся ситуация наносит по МСП и сектору услуг означают, что выход из пандемии может оказаться длительным и болезненным. Рост нагрузки на бюджеты стран и международных организаций уже приобретает критические масштабы; в этих условиях трудно ожидать, что правительства смогут стимулировать быстрый выход из кризиса. Шансы на то, что пандемия сменится затяжной стагнацией, а возможно и депрессией, быстро увеличиваются.

- Глобальная экономика: оценки глубины падения мировой экономики быстро ухудшаются. Прогнозы темпов роста экономик мира меняются ежечасно: по мере того как появляется больше ясности о масштабах закрытия производств и роста безработицы, оценки возможного падения глобальной экономики быстро растут. Вместе с тем все больше стран мира объявляют о введении национального карантина, что подразумевает полную остановку многих предприятий и закрытие наземных и воздушных границ. Фактически это равносильно вычеркиванию целых дней и недель из годового ВВП – с таким сценарием подавляющее большинство стран не сталкивалось уже многие десятилетия и даже столетия.

На момент написания ясности относительно того, как долго продлится текущая ситуация, по-прежнему немного: пик пандемии еще не пройден. По всей вероятности, мировой экономике предстоит очень тяжелый месяц, когда во многих странах может быть зарегистрировано рекордное падение объемов валового продукта. Пока сохраняются надежды, что темпы распространения эпидемии коронавируса начнут замедляться через 4-6 недель, однако о дате полной победы над пандемией говорить очень сложно.

Власти многих стран пытаются сгладить негативный эффект от складывающейся ситуации через предоставление различного рода льгот, регуляторных преференций и прямой финансовой помощи пострадавшим от кризиса предприятиям и населению. Но уже сейчас ясно, что в большинстве случаев объемы такой помощи окажутся недостаточными, если кризис растянется по времени. Также быстро растет риск образования дисбалансов в финансовой системе: под ударом могут оказаться не только банки и фонды, но и бюджеты целых стран. При этом ресурсы международных организаций и стран-доноров уже находятся под существенным давлением, и их возможности для выделения экстренной помощи другим государствам быстро уменьшаются.

В этой ситуации растет угроза задержек платежей, роста просроченной задолженности и дефолтов как на уровне компаний и населения, так и целых государств. К тому же шансы на быстрое восстановление экономик после завершения пандемии становятся все ниже: на устранение накопленных за период кризиса дисбалансов может потребоваться значительное время, также как и на преодоление безработицы и восстановление производств. Если еще месяц-полтора рынки в целом ориентировались на V-образную динамику кризиса, то в настоящее время базовым становится U-образный сценарий. При этом растет вероятность того, что события могут пойти и по L-образному сценарию: пандемия может спровоцировать длительную стагнацию и даже рецессию в мировой экономике.

На прошедшей неделе первыми свидетельствами глубины текущего кризиса стала публикация недельных данных по безработице в США (скачок заявок на пособие сразу на 3 млн – рекорд за все время наблюдений) и индекса потребительского доверия (самое низкое значение за полвека). Эти данные прервали наметившуюся коррекцию на рынках США – в пятницу американские индексы просели на 3.5-4%.

Предстоящая неделя станет новым серьезным испытанием статистикой для рынков: с 31 марта начнут публиковаться опережающие данные по состоянию мировых экономик, включая российскую. Очевидно, что эти данные будут плохими, но март все же, на наш взгляд, будет еще не таким сложным, как ожидается апрель. При этом надо учитывать, что каждая неделя национального карантина в среднем обходится экономикам потерями минимум в 1-1.5% годового ВВП – в случае продления «экономических шатдаунов» на месяц реальностью станет падение ВВП даже развитых стран на 5-8% и более. Это (пока) не наш базовый сценарий, но с каждым днем риски того, что он может быть реализован, растут.

- Экономика РФ: российские власти пока пытаются ограничить траты на преодоление кризиса. Власти РФ, так же, как и правительства других стран, постепенно расширяют программы борьбы с кризисом. Первые шаги правительство РФ предприняло 16 марта, когда были учреждены Координационный совет и Штаб борьбы с коронавирусом. Тогда же была принята первая версия антикризисной программы и создан специальный фонд в RUB 300 млрд. За прошедшие 2 недели было объявлено о дополнительных мерах по поддержке предприятий и населения, включая определение и расширение списка системообразующих компаний в 600-700 имен. 25 марта в обращении к нации президент Путин объявил о следующем этапе: его новый антикризисный план включает в себя введение нерабочей недели, автоматическое продление социальных льгот, увеличение пособий по болезни и безработице, некоторое регуляторное смягчение для предприятий малого и среднего бизнеса (МСБ), а также возможность для них переносить выплаты по кредитам.

Некоторые из объявленных Путиным мер, такие как увеличение социальных выплат, потребуют дополнительного государственного финансирования. С целью компенсации бюджету роста расходов Путин объявил о новых инициативах в области налогообложения: они включают введение новых налогов (на банковские депозиты, дивиденды и купонные выплаты), а также некоторое смягчение налоговой нагрузки на МСБ, если он перестанет занижать официальную зарплату своих работников.

Мы считаем, что финансовое бремя нового плана Путина ляжет преимущественно на бизнес и население: компании должны будут сами покрыть расходы, связанные с предоставлением своим сотрудникам недельного оплачиваемого отпуска, банки пострадают от переноса выплат по кредитам, а россияне, чьи сбережения превышают RUB 1 млн, столкнутся с новыми налогами. При этом мы убеждены, что некоторые части плана, касающиеся налогообложения, разрабатывались месяцами и Путин просто решил использовать пандемию как предлог, чтобы перейти к новому этапу налоговой реформы и оптимизации бюджета.

Следует отметить, что реакция Кремля на пандемию резко контрастирует с антикризисными мерами в большинстве развитых стран, где правительства стремятся оказать помощь бизнесу и населению за счет своих резервов или привлечения нового долга. Приоритетом российских властей пока является ограничение трат на борьбу с кризисом и попытки переложить хотя бы часть таких расходов на бизнес и население. Так, на экстренном саммите «большой двадцатки», состоявшемся 26 марта, было озвучено, что общий объем выделяемых в мире средств на борьбу с пандемией составляет более $5 трлн, или порядка 4-5% мирового ВВП (почти весь объем этих средств приходится на США и ЕС). В своем выступлении на саммите Путин озвучил суммарный уровень планируемой правительством поддержки экономики – 1.2% ВВП, что в 4 раза ниже среднемирового уровня. По нашей оценке, как доля российского ВВП за 2019 г. (в 2020 г. ВВП будет ниже) общая сумма таких расходов в РФ составит всего около $20 млрд, или 1/8 часть от средств, накопленных в ФНБ.

Такой монетаристский подход Кремля, скорее всего, получит одобрение инвесторов, но вряд ли будет поддержан населением. Хотя и следует оговориться: у нас нет сомнений, что озвученная Путиным цифра будет расти. Мы считаем, что уже в ближайший месяц-два экстренная помощь по спасению предприятий и стабилизации социальной обстановки в регионах наверняка потребует значительного увеличения уровня поддержки из федерального центра.

Десять дней назад мы обновили свой прогноз по экономике России на 2020 г. Мы оценили возможное падение ВВП в текущем году в -2.7% г/г при замедлении роста мировой экономики до 0.5% и среднегодовой цены на Brent на уровне $39/барр. Хотя эти оценки пока остаются нашим базовым прогнозом, мы считаем, что при падении глобальной экономики на 1-1.5% г/г экономическая ситуация в РФ будет определенно хуже: ВВП РФ может упасть как минимум на 6%, а средняя цена Brent вряд ли превысит уровень в $33/барр.

Курсы валют и процентные ставки

- Рубль и ставка ЦБ – стабильность рубля стоит ЦБ $170 млн ежедневно. Стабилизация цен на нефть в пределах $26-28/барр. привела к стабилизации курса рубля в коридоре RUB 77-79/$. Однако такая стабильность остается довольно хрупкой, т.к. отток средств нерезидентов из российских активов прежде всего ОФЗ продолжается. По данным ЦБ, после рекорда в 34.9% на 1 марта доля нерезидентов на рынке ОФЗ за последующие 3.5 недели сократилась почти на 4 п.п.

Такой отток заставляет ЦБ проводить ежедневные интервенции в поддержку рубля. Интервенции начались 10 марта с продаж валюты из собственных резервов ЦБ, тогда объем составлял $50 млн в день. 16-17 марта ЦБ увеличили предложение валюты до $75 млн, а с 19 марта, когда помимо собственных средств ЦБ к продаже стал также предлагать валюту из средств ФНБ (полученную им в рамках сделки по продаже акций Сбербанка), объем ежедневных интервенций установился на уровне $170 млн. По нашей оценке, всего с 10-27 марта ЦБ продал в рынок $1.6 млрд, что конечно же не является критическим объемом. К тому же статистика валютных торгов на Московской бирже говорит о нормализации спроса: с 20 марта ежедневные объемы торгов возвратились на уровни февраля, т.е. к периоду относительно высоких цен на нефть и все еще ограниченной угрозы пандемии.

На завершение торгов 27 марта российская валюта стоила RUB 78.82/$ (20 марта курс на закрытие торгов составлял RUB 79.93/$).

Свой краткосрочный взгляд на ставку ЦБ мы не меняем: мы продолжаем считать, что в случае усиления рисков для финансовой стабильности, например, при резком росте оттока капитала из рублевых облигаций, исключать экстренного повышения ставки ЦБ нельзя, но по-прежнему оцениваем вероятность такого сценария как низкую. Наш среднесрочный взгляд по ставке: рост до 7.5% на конец 2020 г. и снижение до 7% в 2021 г.

Евро и ЕЦБ – европейцы как всегда отстают от США, но следуют тем же путем. 26 марта ЕЦБ объявил о начале выкупа облигаций в рамках экстренной программы помощи в связи с распространением вируса (PEPP). Объем программы – EUR 750 млрд, срок – до конца 2020 г. ЕЦБ не установил страновые лимиты для покупки бондов, а также не объявил о лимитах на ежедневные покупки. Таким образом, европейцы с задержкой в 2-3 недели последовали за американцами в шагах по расширению доступа к ликвидности, что это вместе с действиями властей США позволило стабилизировать мировые рынки в конце прошедшей недели, хотя, возможно, только и на время. Существенное расширение объемов долларовой ликвидности, доступной для рынков, привело к росту курса евро: на закрытие торгов 27 марта курс евро составил $1.1141/евро (20 марта курс составлял $1.0688/евро).

- Доллар и ФРС – печатный станок против усиливающегося страха. Перипетии, связанные с утверждением представленного в Конгресс неделю назад пакета мер администрации Трампа по стимулированию экономики в условиях пандемии, завершились 27 марта поздно вечером подписанием Трампом принятого чуть ранее Конгрессом законопроекта. В итоге объем пакета удвоился с первоначальной оценки $2.2 трлн; причем эти средства пойдут в дополнение к почти $1 трл, выделяемых ФРС для поддержки долгового и денежного рынков и ее безлимитной программы по выкупу активов.

Такая мощная накачка ликвидностью в середине недели помогла остановить распродажи на американских рынках и способствовала ослаблению курса доллара. От этого также выиграли цены на сырье: золото выросло рекордными темпами, а цены на нефть смогли стабилизироваться. Правда, в пятницу рынки вновь стали падать – первая порция опубликованной статистики за март явно не внушает оптимизма (см. выше).

Сырьевые рынки

- Нефть – стабилизация цен, но снижение может продолжиться. Рынок нефти стабилизировался, возможно на время. На следующей неделе (1 апреля) формально прекращает свое действие соглашение ОПЕК+ о сокращении поставок нефти, хотя такой сценарий уже в цене. Сигналов о возможном заключении новой сделки пока нет, хотя американцы продолжают активную закулисную дипломатию, пытаясь склонить саудовцев и РФ к сокращению поставок. Тем временем запасы нефти быстро пополняются, и, по различным оценкам, затоваривание рынка может вынудить производителей начать сокращения уже через 3-4 месяца.

На прошедшей неделе стабилизации цен на нефть помогло ослабление доллара после объявленных властями США экстраординарных мер по поддержке экономики и рынка. Однако риск новой волны снижения нефтяных котировок в краткосрочной перспективе остается высоким. В пятницу выход плохой статистики в США спровоцировал новую волну коррекции на рынках, что также затронуло и нефтяные котировки: 27 марта Brent потеряла 5.4% и на закрытие торгов в Лондоне составляла $24.93/барр. (20 марта цена составляла $26.98/барр.).

Золото – накачка ликвидностью обеспечила ралли. Цены на золото резко отреагировали на ослабление доллара и улучшение ситуации с долларовой ликвидностью: в течение недели золото тестировало уровни в $1 650/т.у., на закрытие торгов 27 марта цена составила $1 628/т.у. против $1 499/т.у. неделей ранее.

Ключевые даты

31 марта – индекс деловой активности PMI в промышленности КНР (март)

31 марта – безработица в Германии (март)

31 марта – инфляция в ЕС (март); ожидаем 1.2% г/г

31 марта – Индекс доверия потребителей СВ в США (март)

1 апреля – индексы PMI в промышленности в КНР, РФ, ЕС, США (март)

1 апреля – ВВП РФ за 4К19; ожидаем 1.9% г/г

3 апреля – индексы PMI в сфере услуг PMI в КНР, РФ, ЕС, США (март)

3 апреля – безработица в США (март)

 

 

1
в закладки
Поделиться
Зарегистрируйтесь, чтобы иметь возможность оставлять комментарии. Уже есть аккаунт? Войти
16:33 Мск 02 июня 2020
Инд. МосБиржи